Preview

Медицинский алфавит

Расширенный поиск
Доступ открыт Открытый доступ  Доступ закрыт Доступ платный или только для Подписчиков
№ 37 (2021): Диагностика и онкотерапия (4)
Скачать выпуск PDF

ДИАГНОСТИКА И ОНКОТЕРАПИЯ 

7-15 27
Аннотация

Актуальность. При ранних стадиях классической лимфомы Ходжкина (кЛХ) показатель излечения достигает 85–95 %, но отдаленные последствия терапии способны ухудшить общую выживаемость. Текущие исследования при I–II стадии c благоприятным прогнозом нацелены на уменьшение токсичности лечения при поддержании достигнутой эффективности, тогда как для ранних стадий высокого риска актуальна задача повышения эффективности без увеличения токсичности.

Цель исследования. Оценить потенциальную значимость отдельных факторов риска для оптимального выбора химиотерапии первой линии при ранних стадиях кЛХ.

Материалы и методы. Ретроспективно проанализированы клинические данные 290 больных кЛХ I–II стадии, получавших химиолучевое лечение на основе схемы ABVD (n = 249; 86 %) или BEACOPP‑21 (n = 41; 14 %) с 2000 по 2017 год. Выживаемость без прогрессирования (ВБП) и общая выживаемость (ОВ) оценены в регрессионном анализе Кокса с включением 12 клинических параметров.

Основные результаты. При медиане наблюдения 60 месяцев ОВ и ВБП всей группы составили соответственно 95 и 89 %. В многофакторном анализе ВБП всей группы была значимо ниже у пациентов с массивным медиастинальным поражением, абсолютной лимфоцитопенией (АЛ) периферической крови до лечения (≤ 0,6 × 109/л, р = 0,002; < 1,0 × 109/л, р = 0,000) и у лиц мужского пола, а сниженная ОВ ассоциировалась только с исходной АЛ. ВБП пациентов с АЛ при лечении на основе схемы ABVD составила соответственно 12 % в группе высокого риска с массивным поражением средостения (МТИ ≥ 0,35) и 56 % без него (МТИ < 0,35). После исключения из подсчета лиц с исходной АЛ показатели 5-летней ВБП при использовании ABVD не отличались от результата ВЕАСОРР‑21 в своей прогностической группе: 95–92 % при МТИ < 0,35 и 86–84 % при МТИ ≥ 0,35. В отсутствие АЛ массивное медиастинальное поражение в многофакторномn анализе оставалось главным и единственным фактором риска.

Заключение. Схема ABVD высокоэффективна в первой линии терапии кЛХ, за исключением немногочисленных случаев с АЛ, при которых оправданно раннее применение режима ВЕАСОРР в эскалированном или 14-дневном вариантах. У пациентов с массивным медиастинальным поражением стандартная химиотерапия недостаточно эффективна даже в отсутствие АЛ, поэтому при доступности промежуточной ПЭТ/КТ предпочтительно использовать на первой линии более мягкий режим ABVD и оставлять интенсивную терапию для случаев с выявленной рефрактерностью. Перспективы повышения эффективности открывают новые схемы N-AVD и A-AVD, возможности которых важно изучить прежде всего у пациентов с АЛ и массивным медиастинальным поражением.

16-19 32
Аннотация

Синдром Горлина – Гольца – генетически детерминированное заболевание, характеризующееся мультисистемными проявлениями, оно ассоциировано с различными онкологическими заболеваниями, которые протекают более агрессивно и имеют крайне неблагоприятный прогноз. По данным мировой литературы, этот синдром является редкой патологией. Наблюдение и лечение больных с синдромом Горлина – Гольца предполагает посиндромную коррекцию клинических проявлений и тщательное динамическое наблюдение для своевременного выявления злокачественных новообразований. В настоящей статье представлены обзор мировой литературы о синдроме Горлина – Гольца у детей и описание клинического случая пациентки, направленной в НМИЦ онкологии имени Н. Н. Блохина Минздрава России с целью исключения онкологического процесса. Мировой и собственный клинический опыт при синдроме Горлина – Гольца свидетельствует об обязательной генетической верификации диагноза и заставляет проводить мультидисциплинарный контроль за состоянием здоровья таких пациентов с обязательным осмотром и наблюдением врача – детского онколога.

20-24 32
Аннотация

Введение. Впервые подгруппа нейроэндокринных опухолей (НЭО) III степени злокачественности (G3) была выделена в 2017 году для опухолей поджелудочной железы. НЭО G3 – это группа новообразований, схожих по морфологическим признакам с НЭО низкой и средней степени злокачественности, но со скоростью пролиферации, превышающей пороговые значения для НЭО G1/2. В то же время НЭО G3 клинически и генотипически отличаются от подгруппы низкодифференцированных нейроэндокринных карцином (НЭК). В то время как для нейроэндокринных карцином характерны мутации генов TP53, DAXX/ATRX/MEN 1, в НЭО G3 эти мутации отсутствуют. В НЭО G3, как правило, определяется экспрессия RB 1 при отсутствии мутации TP53. Также НЭО G3 обладают более высокой лекарственной чувствительностью и индолентным течением заболевания. Так, в 2019 году подгруппа НЭО G3 была включена в патоморфологическую классификацию Всемирной организации здравоохранения опухолей желудочно-кишечного тракта с целью унификации данных и выработки единой стратегии подходов к лечению данной группы пациентов. Однако к настоящему моменту подгруппа НЭО G3 находится в так называемой серой зоне, так как тактика лекарственной терапии для данной группы опухолей до сих пор не определена.

Цели и задачи. Целью исследования является: 1) выработать оптимальную стратегию лекарственного лечения первой линии НЭО G3; 2) оценить эффективность и переносимость новой опции терапии НЭО препаратом Араноза; 3) определение рецепторного статуса НЭО G3 в сравнении со смежными группами НЭО G2 и крупноклеточными нейроэндокринными карциномами (КНЭК) 4) оценить эффективность других режимов химиотерапии и биотерапии аналогами соматостатина.

Материалы и методы. В исследование включено 153 пациента с НЭН различных локализаций. Методом иммуногистохимии больные были подразделены на группы: НЭО G3 (n = 53, медиана ki‑67 36,4 % [21,0–60,0 %]), НЭО G2 (n = 50, медиана ki‑67 15,7 % [2,1–20,0 %]), КНЭК (n = 47, медиана ki‑67 69,0 % [38,0–96,0 %]). Пациентам НЭО G3 проводилась химиотерапия (ХТ) первой линии Аранозой (n = 19) в режиме XELOX (n = 8), TemCAP (n = 11) и платиносодержащими режимами (n = 10). Анализ базы данных проведен с помощью программы IBM SPSS Statistics 26.0.

Результаты. Из 153 пациентов НЭН в группу НЭО G3 вошли 53 (34,6 %) пациента. Нами проведен проспективный анализ данной подгруппы пациентов. При оценке эффективности лечения получены следующие данные: медиана выживаемости без прогрессирования (ВБП) в группе Аранозы составила 19,3 ± 5,9 месяца (95 % ДИ: 7,7–30,8), в группе XELOX – 10,8 ± 3,6 месяца (3,7–17,8), в группе TemCAP – 14,8 ± 4,2 месяца (6,6–23,1), и в группе платиносодержащих комбинаций – 4,4 ± 1,9 месяца (0,6–8,2), результат статистически значим (p = 0,01). Частота контроля заболевания (ЧКЗ) в группе Аранозы составила 73,6 %, частота объективных ответов (ЧОО) – 36,8 %, прогрессирование заболевания (ПЗ) наблюдалось в 21,1 % случаев. В группе XELOX ЧОО составила 62,5 %, стабилизация болезни наблюдалась в 50,0 % случаев, ПЗ – в 25,0 %. В группе TemCAP ЧКЗ составила 63,6 %, ЧОО наблюдался в 9,1 %, ПЗ – в 18,2 % случаев. В группе платиносодержащих режимов стабилизация болезни наблюдалась в 40,0 % случаев, ПЗ было отмечено в 50,0 % случаев (p = 0,05).

Заключение. Согласно полученным данным, наиболее эффективными режимами первой линии с высокой медианой ВБП и ЧОО являются Араноза или режим TemCAP в комбинации с аналогами соматостатина.

26-31 35
Аннотация

Лечение медуллобластомы (МБ) у детей является сложной задачей клинической онкологии. Существующие протоколы лечения являются риск-адаптированными, и критерии прогностических групп риска постоянно дополняются по мере расширения представлений о молекулярно-биологических основах опухолевой трансформации при МБ. В настоящей статье рассмотрены современные программы лечения МБ, которые стали основой российских и международных клинических рекомендаций. Проанализированы результаты лечения МБ в зависимости от режимов химио- и лучевой терапии, наличия или отсутствия метастатического поражения, гистологического варианта и молекулярно-биологических характеристик опухоли.

32-36 14
Аннотация

Целью данного исследования было оценить безопасность и эффективность комплексного лечения пациентов с операбельным раком поджелудочной железы после предоперационного внутриартериального введения элоксатина и гемцитабина в сочетании с конформной лучевой терапией в режиме мультифракционирования. Пациенты (n = 40) были рандомизированы в две группы: основную – внутриартериальное введение химиопрепаратов + лучевая терапия + панкреатодуоденальная резекция (n = 20) и контрольную – внутриартериальное введение химиопрепаратов + панкреатодуоденальная резекция (n = 20). Неоадъювантная терапия состояла из курса внутриартериального введения химиопрепаратов (химиоэмболизация опухоли головки поджелудочной железы препаратом оксалиплатин в дозировке 85 мг/м2) с последующей внутриартериальной химиоинфузией препаратом гемцитабин в дозировке 1000 мг/м2. В основной группе также проводилась лучевая терапия по две фракции в день по 2 Гр с интервалом 4–6 часов 5 дней в неделю до суммарной дозы 50 Гр. В основной группе были статистически подтверждены более низкая частота послеоперационного панкреатита и вероятность развития свищей поджелудочной железы, увеличивалась частота лечебного патоморфоза II степени, а также медиана ожидаемой продолжительности жизни.

37-40 27
Аннотация

Цель. Проанализировать частоту и прогностические факторы осложнений у пациентов с местнораспространенным раком шейного отдела пищевода после ларингофарингоэзофагэктомии с одномоментной реконструкцией дефекта.

Материал и методы. В ретроспективное исследование были включены пациенты с верифицированным диагнозом местнораспространенного рака шейного отдела пищевода, получавшие лечение в ФГБУ «НМИЦ онкологии имени Н. Н. Петрова» с 2009 по 2018 год, которым было выполнено хирургическое лечение с последующей химиолучевой терапией. Конечной точкой исследования была частота послеоперационных осложнений.

Результаты. Сорок восемь пациентов включено в исследование. Всем пациентам была выполнена ларингофарингоэзофагэктомия с одномоментной реконструкцией пищеварительного тракта. Сорок одному пациенту (85,4 %) реконструктивный этап выполнен с помощью узкого желудочного стебля, а широкий желудочный стебель и тонкокишечный трансплантат был использован у 5 (10,4 %) и 2 (4,2 %) пациентов соответственно. Средняя продолжительность операции составила 390 (337,5–525,0) минут, объем кровопотери – 300 (200–500) мл, а средние сроки госпитализации и нахождение пациента в отделении реанимации и интенсивной терапии составили 21,5 (16,00–36,00) и 3,0 (1,00–6,75) суток соответственно. Осложнения в течение 30 дней после выполнения хирургического лечения наблюдались у 54,1 % пациентов, при этом несостоятельность анастомоза, формирование свища и пневмония наблюдались в 22,9, 12,5 и 18,8 % случаев соответственно. Факторами, незначительно увеличивающими вероятность возникновения пневмонии в раннем послеоперационном периоде, явились продолжительность оперативного вмешательства (ОШ = 1,0 [95 % ДИ: 1,00–1,01], p = 0,0131) и интраоперационная кровопотеря (ОШ = 1,0 [95 % ДИ: 1,00–1,01], p = 0,0017).

Заключение. Общая частота осложнений после ларингофарингоэзофагэктомии с одномоментной пластикой дефекта биоинженерным трансплантатом составила 54,1 %. Интраоперационная кровопотеря и продолжительность операции были связаны с повышенным риском возникновения осложнений.

41-45 17
Аннотация

В настоящее время не существует единого мнения о месте простатэктомии в комплексном лечении пациентов с метастатическим раком предстательной железы. Приведено описание клинического случая комплексного лечения и наблюдения пациента с раком предстательной железы при неблагоприятном исходном прогнозе и наличии костных метастазов с хорошим клиническим результатом.



ISSN 2078-5631 (Print)