Preview

Медицинский алфавит

Расширенный поиск
Доступ открыт Открытый доступ  Доступ закрыт Доступ платный или только для Подписчиков
№ 29 (2021): Коморбидные состояния (2)
Скачать выпуск PDF
8-12 85
Аннотация

В статье продемонстрирован практический опыт эффективного применения представителя ингибиторов натрий-глюкозного котранспортера 2 эмплаглифлозина в составе оптимальной медикаментозной терапии у пациентов при декомпенсированной хронической сердечной недостаточности с систолической дисфункцией ишемического генеза и сахарном диабете второго типа. На основании данных доказательных исследований обозначено место данной группы лекарственных препаратов в улучшении качества жизни и прогноза у пациентов с тяжелой коморбидностью.

13-20 90
Аннотация

Изменение характера взаимодействия факторов риска и глобальное старение населения привели к стремительному росту пациентов с сочетанной патологией, возводимой в ранг новой неинфекционной эпидемии. Существовавшая ранее парадигма «одно заболевание – один пациент» теряет актуальность и больше не соответствует медицинским потребностям, поэтому пациенты с сочетанными заболеваниями нуждаются в более широком подходе и индивидуализированных схемах лечения, которые в настоящее время полностью не определены. Согласно современным представлениям сосуществование патогенетически и патофизиологически взаимосвязанных двух и более заболеваний у одного индивидуума определяется термином «коморбидность». Наиболее распространенным фенотипом коморбидности является кардиометаболический. Особый интерес представляет взаимосвязь сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) и неалкогольной жировой болезни печени (НАЖБП), так как обе нозологии имеют высокую распространенность в популяции и общие факторы метаболического риска (ожирение, сахарный диабет, гипертония и дислипидемия). Кроме того, имеются сведения, что НАЖБП является независимым фактором риска развития ССЗ, что позволяет предположить не только наличие единых патогенетических механизмов, отличных от метаболических путей, но и вероятность того, что лечение заболевания печени может снизить бремя ССЗ. В связи с этим в настоящем обзоре всесторонне анализируется взаимосвязь НАЖБП и ССЗ и обсуждается возможная терапевтическая стратегия, включающая применение комбинации адеметионина с урсодезоксихолевой кислотой.

21-27 55
Аннотация

Предмет исследования. Пациенты с ХБП V стадии.

Цель исследования. Определение факторов, влияющих на когнитивные функции у больных с ХБП-V.

Материал и методы. В исследование включены пациенты молодого и среднего возраста (от 18 до 60 лет) (n = 40), имеющие терминальную стадию хронической болезни почек (ХБП). Критерии исключения: наличие в анамнезе заболеваний центральной нервной системы; травма головного мозга; эпизоды нарушений мозгового кровообращения различной степени выраженности; ишемическая болезнь сердца; хроническая сердечная недостаточность; беременность; злоупотребление алкоголем; отказ от участия в исследовании. В предыдущей работе были получены данные обследования пациентов на аппаратном комплексе Status PF. Оценивались показатели нейродинамики, включающие определение времени простой зрительно-моторной реакции (ПЗМР) и сложной зрительно-моторной реакции (СЗМР), реакция на движущийся объект (РДО), память и внимание. С помощью корреляционного анализа Спирмена оценивалось влияние на когнитивные функции ряда факторов, предположительно, связанных с нейродинамикой. В качестве таких факторов были выбраны возраст, уровень креатинина, белки NSE и S100, уровень гемоглобина, баллы депрессии по шкале Бека, показатели личностной и ситуативной тревожности.

Результаты. Все пациенты, прошедшие обследование на программном комплексе Status PF, имели легкие нарушения когнитивных функций по показателям нейродинамики, внимания, памяти. У пациентов молодого и среднего возраста, имеющих IV–V стадию ХБП, выявлена корреляция между повышением уровня депрессии, личностной и ситуативной тревожности и креатинина с ухудшением показателей нейродинамики. Между тем низкий уровень гемоглобина приводит к худшим результатам при определении реакции на движущийся объект. Установлена средняя положительная связь уровня депрессии с различными показателями РДО: с РДО_Сред (ρ = 0,405; р = 0,018), с РДО_3сум (ρ = 0,540; р < 0,001), с РДО_3сред (ρ = 0,421; р = 0,007), а также слабая положительная – с СЗМР средняя экспозиция (ρ = 0,358; р = 0,023). Отмечается средняя положительная связь уровня креатинина с РДО_О (ρ = 0,438; р = 0,005). Выявлена слабая положительная связь уровня личностной тревожности с РДО_Зсум (ρ = 0,334; р = 0,035). Выявлена средняя отрицательная связь уровня гемоглобина с РДО_Зсум (ρ = –0,5354; р < 0,001). Определяются слабая положительная связь ситуационной тревожности и ПЗМР количество ошибок (ρ = 0,364; р = 0,021), а также слабая отрицательная – с объемом внимания (ρ = –0,357; р = 0,024). Выявлена слабая отрицательная связь возраста со зрительной памятью на слова (ρ = –0,362; р = 0,022).

Область применения. Амбулаторный и стационарный этап ведения пациентов с ХБП-V

28-32 61
Аннотация

Цель исследования. Сравнение разных способов оценки коморбидности в аспекте ее долгосрочной прогностической значимости после инфаркта миокарда (ИМ).

Материалы и методы. В анализ вошли 1176 пациентов с ИМ, последовательно госпитализированные в стационар. Частота ИМ с подъемом сегмента ST составила 60 %, каждому второму пациенту проведено эндоваскулярное вмешательство. Всем пациентам проведен анализ выраженности коморбидности по системе CIRS (Cumulative lllness Rating Scale), по CCI (индексу коморбидности Charlson), шкале хронических заболеваний CDS (Chronic Disease Score), а также по собственной модели «К9» (патент RU 2734993C 1 от 27.10.2020), основанной на суммировании девяти заболеваний – сахарного диабета второго типа, хронической болезни почек, фибрилляции предсердий, анемии, перенесенного инсульта, артериальной гипертензии, ожирения, периферического атеросклероза, тромбоцитопении.

Результаты. Отдаленная летальность составила 12,1%. В регрессионном анализе Кокса долговременной выживаемости после ИМ модель «К9» показала наилучшие операционные характеристики с уровнем р < 0,00001. В многофакторном анализе при добавлении к GRACE данных о коморбидности выявлено повышение значения χ2 для GARCE + CCI и GRACE + K9 до 102,5 и 99,3 соответственно, а значения площади под ROC-кривой – до 0,78 (0,74–0,82) и 0,77 (0,72–0,81) соответственно. Независимо от исходного уровня риска, оцененного по шкале GRACE, тяжелая коморбидность (четыре и более заболевания по «К9») существенно увеличивала относительный риск летальности. У пациентов с выраженной коморбидностью прогностическая ценность шкалы GRACE оказалась наименьшей.

Выводы. Среди анализируемых способов оценки коморбидности только CCI и собственная шкала «К9» обладают приемлемой прогностической ценностью, позволяя лучше адаптировать шкалу GRACE для стратификации долговременного риска смерти после ИМ. При этом «К9», основанная на суммировании девяти ранее описанных заболеваний, значительно удобнее, чем CCI в практическом применении.

33-39 74
Аннотация

Более 500 лекарственных средств внесены в базу Всемирной организации здравоохранения как препараты, способные вызвать острое воспаление поджелудочной железы. Лекарственно-индуцированный острый панкреатит развивается на фоне приема многих лекарственных средств (статины, противоопухолевые препараты, препараты для лечения заболеваний желудочно-кишечного тракта, анальгетики и противовоспалительные средства, противомикробные, противопаразитарные и противовирусные препараты, препараты для лечения туберкулеза, заболеваний центральной нервной системы, эстрогены, препараты кальция и др.), относящихся к разным классам, при этом клиническая картина не отличается от панкреатита другой этиологии. На основании этого стоит обращать внимание на причины, которые способствовали развитию данной патологии. Поэтому одним из основных принципов диагностики лекарственно-индуцированного панкреатита является тщательный сбор фармакологического анамнеза. При подозрении, что панкреатит был вызван лекарственным средством, следует немедленно прекратить его использование и приступить к традиционному терапевтическому лечению.

40-46 83
Аннотация

Гипонатриемия (ГН) является одним из ведущих водно-электролитных нарушений в повседневной врачебной практике. Снижение уровня натрия опасно развитием различных осложнений. Поэтому для эффективной профилактики ГН и ее осложнений особое внимание следует уделять модифицируемым факторам риска. Одной из важных причин, приводящих к ГН, являются лекарственные средства (ЛС). Наиболее часто ГН развивается на фоне терапии тиазидными и тиазидоподобными диуретиками. Факторами риска ее развития являются тиазид-индуцированная ГН в анамнезе, пожилой возраст, женский пол, низкая масса тела и гипокалиемия. Проблема тиазид-индуцированной ГН требует дальнейшего изучения патогенетических механизмов и определения генетических факторов, лежащих в ее основе. Необходимо также помнить о возможности развития ГН на фоне таких препаратов, широко применяемых в терапевтической практике, как блокаторы ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (РААС) и ингибиторы протонной помпы (ИПП). У пациентов, получающих терапию перечисленными препаратами, необходимо уделять внимание возможным клиническим проявлениям ГН и определять уровень натрия в динамике, что позволит эффективно профилактировать развитие данного нарушения.

47-51 93
Аннотация

Прием лекарственных средств (ЛС) потенциально ассоциирован с риском развития нежелательных реакций (НР), особенно часто со стороны центральной нервной системы, желудочно-кишечного тракта и сердечно-сосудистой системы. При этом зачастую врачи не обладают достаточной информацией, что увеличивать риски развития НР может взаимодействие ЛС с некоторыми продуктами питания, в частности с чесноком. С начала XX века и до настоящего времени чеснок был предметом многих химических исследований, которые выявили некоторые различия в химическом составе исследуемого препарата (свежий или хранящийся чеснок). Наиболее важные химические ингредиенты, содержащиеся в чесноке, делятся на две группы: серосодержащие (аллицин [диаллилтиосульфинат], аллилметансульфинат, аллиин [сульфоксид S-аллил-L-цистеина], диаллил дисульфид [diallyl disulfide, DADS], S-аллил цистеин, аллилметил трисульфид, диаллил трисульфид [diallyl trisulfide, DATS], аллил метил трисульфид, аллилметил дисульфид, диаллил тетрасульфид, аллилметилтетрасульфид, диметил трисульфид, диаллил сульфид, 2-винил-4-H1,3-дитиин, 3-винил-4-H1,2-дитиин) и несодержащие серу соединения. Большинство фармакологических эффектов чеснока обусловлено соединениями серы, в частности аллицином. В экспериментах на животных, in vitro и клинических исследованиях было показано, что чеснок может вступать в фармакокинетические и фармакодинамические взаимодействия с различными ЛС. Например, экстракт чеснока показал способность ингибировать метаболическую активность CYP2C9*1, 2C19, 3A4, 3A5, 3A7, но не CYP2D6. Также было показано, что чеснок может влиять на функцию тромбоцитов и свертываемость крови, что приводит к увеличению риска кровотечения, что особенно актуально в случае одновременного его употребления с антиагрегантами и (или) антикоагулянтами. В данной статье представлен обзор открытых литературных источников, посвященных рискам и пользе одновременного применения ЛС и продуктов, содержащих чеснок.



ISSN 2078-5631 (Print)